Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Почему современный начальник типа паразит может чморить подчиненного

Потому, что подчиненный не увольняется! Найди другое себе применение и уходи от дебила начальника. Меняй работу, профессию, сферу деятельности. Пока ты молод сразу учись самостоятельности и самодостаточности. Тогда тебе нет смысла терпеть команды тупых уродов. Расти над собой, расти над другими, учи и расти детей самодостаточности. Расширяй круг общения, расширяй свое знание и передавай другим. Не держи знание в себе как предпенсионер, которого убивает государство, делись с другими молодыми знаниями. Создавай или примыкай к самостоятельным и самодостаточным коллективам профессионалов. Учись у них или учи других. Не будь тупым сатанистом-уродом-начальником.

Причина смерти - усыновление! (Большая просьба к осилившим прочтение, перепостите!)

Originally posted by gordeys at Причина смерти - усыновление! (Большая просьба к осилившим прочтение, перепостите!)
9 марта умерла Савосина Надежда Михайловна, проживавшая в Зеленоградском АО, она была лишена родительских прав около полугода назад. Её сын Савосин Сергей находится в Детском Доме № 14 Зеленоградского АО г. Москвы. О местонахождении ребенка я узнала после смерти его мамы. Дело в том, что я уехала из Зеленограда в Москву более полутора лет назад. До этого мы встречались с Надеждой около 3 лет назад, ездили из Зеленограда с детьми на Красную Площадь. Надежда в тот период работала, ребенок был с ней. Спустя примерно полтора года я столкнулась с Надей в Зеленограде на привокзальной площади Крюково (как раз в период переезда). Было видно, что Надя выпивает (однако она не была пьяна), но ребенок был опять-таки с ней, они гуляли (они жили недалеко от Крюковской площади). Надежда рассказала, что у неё умерла мать, сын в приюте по причине того, что график её работы не позволяет воспитывать его дома. Надя и 3 года назад работала в столовой училища, уходила на работу в 5 утра и возвращалась около 5 вечера, я знала об этом, сказала, что, наверное, стоит поискать другую работу и всё-таки забрать ребенка. Раньше с ребенком была бабушка. Когда у бабушки случился инсульт, бабушка добилась определения Сережи в приют. Как выяснилось позже, в момент, когда мы встретились на Крюковской площади, Надя уже не работала, но сказать об этом мне, видимо, постеснялась, сообщили об этом мне уже сотрудники органов опеки после смерти Надежды. Кроме того, у Надежды более года был отключен городской телефон. Около года назад наша общая подруга Марина Маркова дозвонилась до Надежды по мобильному телефону, Надя сказала ей, что живет с мужчиной, беременна, не пьет, что всё у неё хорошо. Мы успокоились. А 9 марта этого года Марине позвонила женщина, и сказала, что Надя умерла несколько минут назад, попросила найти родственников. Как мы разыскивали родственников – целая детективная история, но 12 марта Надю похоронили, Сережа был на похоронах с воспитателем. Мы с Мариной пообещали ребенку, что будем к нему приезжать. Долго думали в своей семье и решили, что Сережу надо брать сначала на выходные и, если уживемся, забирать из детского дома совсем в приемную семью или на возмездную опеку. Почему именно эта форма? У нас обычная семья, муж специалист АХО (официально мы в разводе, но это другая история, и ситуация тут достаточно легко разрешимая – брак зарегистрировать - дело месяца), я занимаюсь детьми, учусь на вечернем в МГЮА, мой преподаватель - Виктор Павлович Мозолин видит во мне хорошего цивилиста в будущем, уже подрабатываю в частном порядке, но стараюсь побольше времени уделять дочкам, а Сережа ребенок тяжелый и с точки зрения здоровья, и с точки зрения психики (натерпелся ребенок за последние годы), и с точки зрения обучаемости. Мы понимаем, что вложить в ребенка и собственных сил, и любви, и денежных средств придется немало, поэтому решили, что если хотя бы финансово государство поможет – будет неплохо! Больше сможем дать ребенку! Причем мы планируем использовать для ребенка не только денежные средства выделяемые государством на ребенка, но и те средства, которые выделяются в качестве заработной платы приемному родителю! Кроме того, в ситуации с Сережей важно заметить, в случае с приемной семьей, опекунством опекуны не наследуют имущество опекаемого, органы опеки и попечительства контролируют, как опекуны распоряжаются доходами опекаемого. Контролируются все доходы и расходы. Что плохого в этой форме устройства ребенка? Директор детского дома почему-то категорически против приемной семьи. Хотя я подробно объясняла, почему мы выбрали именно эту форму, что собираемся взять Сережу не на пробу, а потом вернуть, хотим просто иметь возможности больше дать ребенку. Приемная семья это не временная форма, она может быть постоянной, можно довести ребенка до совершеннолетия на этой форме, что мы и собираемся сделать.
При первом нашем с Мариной приезде в детский дом, несмотря на то, что мы предварительно созвонились с директором и согласовали свой приезд, ребенка уводили в поликлинику на прививку, благо мы приехали на несколько минут раньше, чем договаривались и застали. Мы поехали в поликлинику с медработником и Сережей.
Сергей быстро нашел общий язык с моими дочками. Взрослых он побаивается и неохотно идет на контакт, а с моими девочками как-то сдружился быстро, но поговорить с ним немного удалось и мне. Успела выяснить, что Сереже сделали пробы на аллергены, установили реакцию на одуванчики, кошек, больше Сережа не помнил. На его ручки я посмотрела ещё на похоронах Нади, не кожа – а сухая корочка. Ещё 3 года назад я ругала Надю за то, что она покупала ему шоколад и газировку, объясняла, такие вещи детям в принципе противопоказаны, а ребенку аллергику просто запрещены. Спросила у Сережи, чем его лечат, он сказал, что мажут, на вопрос знает ли он чем, видел ли название на тюбике с мазью, он ответил: «Да. Детский крем». У меня младшая дочка тоже тяжелый аллергик, но многие годы мне удается поддерживать её кожу в приличном состоянии. Мы часто посещаем аллерголога, дерматолога, дерматолог категорически запретила использовать детский крем моему ребенку, так как он имеет подсушивающий эффект.
В первый же наш приезд в детский дом 18 марта после похода на прививку, мне удалось поговорить с директором детского дома Воронецкой Евгенией Ивановной. Разговор мне не понравился! Воронецкая сразу стала отговаривать брать Сергея, заявила, что Сережа ребенок сложный, неконтролируемый и невоспитуемый. Я к этому была готова, никто другого и не ждал от ребенка, который последние годы по госучреждениям и уже не доверяет людям, вся жизнь его в позиции обороны и отстаивания своего места под солнцем, когда защитить совсем некому. Мать, как оказалось, последнее время не появлялась у ребенка. Я только учусь на юриста, но мне показались странными речи Воронецкой Е. И. о том, что у мамы были кредиты в нескольких банках и сейчас на квартиру, наверное, наложат взыскание. Я парировала, что квартира была муниципальная, в наследственную массу наследодателя не входит, а значит, никто не сможет наложить на неё взыскание. Директор вывернулась и сказала, что после смерти мамы, Сережа остался один прописан в двухкомнатной квартире и у него образовался избыток метража, у него изымут двухкомнатную и предоставят однокомнатную. Я спросила у директора: «Если семья из трех человек мама, папа и сын живет в двухкомнатной муниципальной квартире и в один ужасный день папа и сын погибают в автокатастрофе например, то маму что из двухкомнатной выселяют? Вы сейчас о чём, Евгения Ивановна?». «Ну, уж как минимум на имущество в квартире наложат взыскание, а там есть на что!», - сказала Воронецкая. На что я ответила, что есть список имущества, на которое взыскание не налагается. Все не заберут в любом случае! Да и мебель в квартире меня мало волнует, потому что через 10 лет, когда Сережа вырастет и сможет жить один, всё равно новую пора будет покупать. Более того, я предложила юридическую поддержку, если вдруг возникнут какие-то проблемы.
Далее разговор потёк снова в направлении, какой Сережа сложный ребенок. Я спросила можно ли нам приехать в следующий раз не в пятницу, а в субботу (в пятницу я учусь и мне сложно вырваться, придется убегать из детдома бегом, чтобы успеть на занятия), директор сказала, что можно, только надо позвонить предварительно и договориться на время, чтоб не совпасть с каким-нибудь мероприятием.
Когда Надя умерла, я позвонила участковому по её району и дала все свои телефоны на случай, если вдруг Надежду кто-то будет искать, дабы сообщить где похоронили и т.п., через несколько дней мне позвонила сестра Надиного отца – Татьяна Ивановна Григорьева, я рассказала, что Надю кремировали, прах подхоронят к праху её матери, что ребенок Надежды в детском доме, спросила не смогут ли родственники забрать Сергея. Татьяна Ивановна сказала, что забрать совсем, вряд ли, но на выходные брать могли бы и навещать. Договорились, что она поедет к Сереже или со мной и моими дочками, или с Мариной.
В пятницу 25 марта Татьяна Ивановна и Марина навестили Сережу. Татьяна Ивановна сообщила Воронецкой, что хотела бы брать Сережу на выходные, Евгения Ивановна сказала обращаться в органы опеки, и параллельно заявила, что мне она Сережу не отдаст. «Ваша Света слишком умная! И слишком активная!», - сказала Евгения Ивановна (Поражает меня эта страна! Ум и активная жизненная позиция считаются недостатками!!!), намекнула, что мне ребенок нужен только для обогащения, что мне не ребенок, а его квартира нужна. На доводы Марины, что у моей семьи есть двухкомнатная квартира в Зеленограде, квартира в центре Москвы, которая стоит как 4 в Зеленограде, квартира моей мамы тоже рано или поздно достанется нам и квартира свекрови. «Такое количество жилплощади вообще может быть только у воров и мошенников, - сказала Евгения Ивановна. – я вот своим внукам отдельные квартиры обеспечить не могу». Ребенку нужна одинокая мама считает Воронецкая (мне она это тоже говорила), которая всю себя посвятит ребенку. Не полноценная семья, а одинокая мама!!! Это каким надо быть педагогом, чтобы считать, что одинокая мама лучше, чем нормальная семья??? У этого ребенка уже была одинокая мама и это очень плохо кончилось. А не дай Бог усыновительница попадет в больницу? А если замуж выйдет? Нужен будет мужу Сережа? Это сейчас Сереже нужна материнская ласка, отогреть ребенка, а через 2-3 года? Когда нужен будет мужской авторитет?
25-ого я весь день названивала Воронецкой, создавалось ощущение, что она от меня прячется. Надо заметить, что после разговора с Евгенией Ивановной 18 числа, я решила передать его содержание сотрудникам органов опеки, звонившим родственникам и просившим свидетельство о смерти, дабы начать приватизацию квартиры на ребенка и попросила контролировать более внимательно ситуацию с квартирой, потому как наш с директором разговор вызывает у меня опасения.
26-ого я опять-таки полдня названивала в детский дом, попросила охранника передать директору, что мы хотим приехать, что ребенок нас ждет, что мы ему обещали и не по-взрослому разбивать его надежды, просила хотя бы передать обещанные ему подарки, если нельзя увидится. К этому моменту уже родственники задумались о возможности забрать мальчика совсем. Поэтому нежелание Воронецкой отдавать ребенка мне было уже неактуально. Родственники – родные люди и бодаться за ребенка с ними я была не намерена, тем более что это очень приличная семья. Потом я позвонила ещё раз, директора снова не было, охранник позвал женщину (имени, отчества точно не запомнила, кажется, Наталья Николаевна), она сказала, что позвонит директору и попросила перезвонить через несколько минут. Сотрудница детского дома узнала, что ребенок ждет нас у воспитателя, но дозвониться до директора не смогла. Сказала: «Приезжайте, если Евгения Ивановна придет, я ей объясню, что Сережа ждет. Думаю, она разрешит хотя бы подарки передать».
Мы приехали с дочками, привезли Сереже вкусностей, которые ему можно, купили телефон, сим-карту, чтобы ребенок мог бесплатно звонить бабушке (тетке Нади), мне, чтобы была связь с внешним миром, привезли фотографию мамы, mp3-плеер. Ребенка к нам не позвали. Сотрудница, разрешившая нам приехать, сказала, что приехала Евгения Ивановна, запретила встречи и передачи, но позвала Воронецкую. Мы разговаривали в фойе детского дома почти час, Воронецкая буквально выбила из меня извинения за то, что после нашего разговора я посмела заподозрить её в нехороших мыслях относительно квартиры Сережи. Заявила, что ничего подобного она не говорила, и я всё придумала.
Вот лишь некоторые её фразы, которые привели меня, мягко говоря, в состояние сильного удивления:
«Я хозяйка и я решаю, кому ребенка дать, с кем разрешить встречи, а с кем нет!»
«Детям в детском доме хорошо! Дети живут по двое, трое, а некоторые по одному в комнате, у них новая мебель, в столовой хорошо кормят, всегда есть сухари, хлеб, конфеты (конфеты ребенку надо заметить нельзя, кроме ирисок и «коровки», остальные содержат либо какао-порошок – сильнейший аллерген, либо эссенции, красители»)!»
Сереже с его аллергозом нужен индивидуальный подход к диете! Обеспечить его в условиях детского дома просто невозможно!
Сегодня 31 марта я звонила в детский дом, чтобы договориться о приезде на завтра, Воронецкая запретила приезжать, сказала: «У нас карантин. Грипп», - и бросила трубку. Я попыталась позвонить Сергею, телефон выключен. Перезвонила директору, спросила не знает ли она что с телефоном. Она сказала, что дети сломали телефон, он не включается. На мое предложение приехать, взять телефон, сдать его в ремонт, она сказала, что не надо его чинить, что ребенку не нужна связь (получается ни со мной, ни с родственниками, что является прямым нарушением положений Семейного Кодекса РФ) и что наши звонки только отвлекают ребенка от учебного процесса, это учитывая, что у ребенка каникулы!!!
Сегодня же вечером в детский дом позвонила бабушка Сережи (тетка мамы), спросила разрешения приехать с невесткой, сыном и внучкой. Ей тоже заявили, что в детском доме карантин (директор знает, что мы общаемся), но можно приехать во вторник. Странный карантин! Экспресс прямо!
Узнав о карантине, я позвонила в районную поликлинику, там о карантине ничего не знают, в Санэпидем Зеленограда, долго ждала ответа, видимо, сотрудница связывалась с директором детского дома, но потом ответила: «У вас конфликтная ситуация с директором, мы не можем дать вам информацию!» Из этого я могу сделать только один вывод. Никакого карантина в детском доме нет! От нас просто прячут ребенка. От людей, которые действительно обеспокоены его судьбой. Да мы не знали раньше о сложившейся ситуации, его мать не пришла и не попросила о помощи, и, наверное понимала, что, если обратиться к нам за помощью, то мы потребуем отчета, потребуем прекратить пить, но, наверное, понимала, что алкогольная зависимость уже сильнее её.
Лет 8-9 назад в собственный день рождения вместо строгания салатиков я участвовала в качестве свидетеля в судебном процессе по лишению родительских прав моей соседки, а до того упрямо добивалась от районных органов опеки, чтобы они посетили квартиру, где дети были в ужасающем положении. Писала заявления с просьбой выйти в адрес. Соседку лишили родительских прав, троих мальчиков отправили в детский дом, на данный момент всех мальчиков разобрали в семьи. Мне удалось найти одну из приемных мам и пообщаться. Она мне рассказала, что директор детского дома вообще очень неохотно отдает детей в семьи. Они долго боролись за Славика, за старшего Федю приемные родители боролись полтора года, за Павлика тоже… Так что не мы первые.
Несмотря на то, что усыновление является приоритетной формой устройства детей в семью, я считаю, что отдавать Сергея на усыновление просто опасно для его жизни!
Представьте гипотетически. Сергея усыновила одинокая мама. Считать её мысли, с какой целью она взяла Сережу, не сможет никто! Можно предполагать, доверять или нет, но, узнать точно, не дано никому. С такой тяжелой аллергией, как у Сережи, довести его до астмы – ничего не стоит, а потом скорая просто не успеет доехать, как к маме (и мама, и бабушка Сережи были тяжелые астматики), усыновительница стала наследницей квартиры… И свидетелей даже нет! Спасибо только директору детского дома, которая будет всячески содействовать, чтобы Сережу усыновила одинокая мама…

Мы с Надеждой в компании друзей-собаководов. Надя в джинсовом сарафане, я в белой рубашке и черном пиджаке.